?

Log in

всегда нужно к чему-то стремиться. хотя бы к фиаско.
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in alik_vit's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Sunday, October 16th, 2016
1:19 pm
У.С. Мёрвин, После стрекоз
Стрекозы как солнечный свет
были
в те дни: вперед и назад и в стороны
плыли,
так точно – как память,
теперь же вокруг лишь те, кто
никогда ни одной не видал
и не знает даже, чего он не видал.
Прожилки на крыльях стрекоз
из света были,
их узнавали прожилки на листьях
и реки, которые вдаль плыли,
стрекозы – из цвета воды в этих реках
рождались
и знали свой путь,
когда мы в их глазах отражались,
мы чужестранцами были,
уйдя, с собою они и свет свой
забрали.
Никого не останется, чтобы вспомнить
о нас.
Thursday, October 13th, 2016
2:27 pm
традиция сохранилась. хотя премию и получил старенький неевропейский дедушка, но чтоб вот такой дедушка!
Friday, October 7th, 2016
1:48 pm
нобелевская премия
Я никогда по четным годам не угадываю. Но всегда гадаю. Пока скачки только начались надо успеть зафиксировать на этот год. Старенький неевропейский дяденька. Конкретизируя: 1) Дон Делилло, 2) Ко Ын, 3) Адонис, 4) Филип Рот, 5) Исмаль Кадаре. Последний - из сентиментальных соображений. И.З. Хотел его видеть лауреатом, а этот год первый нобелевский без него.
Thursday, September 15th, 2016
8:36 pm
Gerald Murnane, The Plains
О прошлом моем тексте про книжку Джеральда Мёрнайна Алмат высказался в том духе, что, мол, глупость это, а не текст – непонятно из него читателю, почему книжку вообще читать стоит и что в ней хорошего. Об этом и того, подозреваю, не скажет, потому что, если в случае с «Внутренней территорией» я сам хотя бы знал, почему это стоит читать, то в случае с «Равнинами» знания такового у меня нет. Этот коротенький роман 1982 г. проигрывает примерно те же самые темы, что и опубликованная через шесть лет «Внутренняя территория», но в гораздо более скромном ключе, упрощеннее (не проще, а именно упрощеннее) и, я бы даже сказал, схематичнее. Имитируя форму романа-путешествия, Мёрнайн предлагает отчет первооткрывателя, отправляющегося не столько в новую землю, сколько в новую семиосферу, пространство иных знаков. Вообще, кажется, что именно идея знака и процесс семиозиса оказываются в центре внимания автора, но при этом разрабатываются эти темы им не посредством инструментария художественной литературы (через образы, сюжет или словесную игру), а при помощи спекулятивных рассуждений, не слишком оригинальных или новаторских для того, чтобы считаться хорошей философией, но одновременно и слишком затянутых для того, чтобы быть качественной литературой. Рассказчик – потенциальный режиссер фильма о равнинах, прибывает в это загадочное место, географически почти не отделенное от Внешней Австралии, но семантически резко от нее отличающееся, готовится к съемкам, делает заметки, сидит в гостиничном баре и изучает тамошнюю публику. В итоге, ему удается попасть на службу к одному из местных землевладельцев и уехать в его имение. Так проходит примерно двадцать лет. Ничего не меняется. Персонажи не приобретают никаких черт, позволяющих считать их характерами, и не имеют даже имен. Есть хозяин, есть его жена и дочь, но их вполне могло бы и не быть. Все они означающие не только без означаемого, это было б еще полбеды, но и без функции в тексте, что и не позволяет машинерии романа начать работать. Рассказчик пересказывает равнинную философию, близкую литературе, и литературу, основанную на постулатах философии. Философия эта, естественно, спекулятивная и идеалистическая. Главной наукой равнин считается геральдика – т.е. знание, построенное вокруг знака. Идея знака снова и снова проговаривается, но т.к. никакой связи с действием она не имеет, хотя бы по тому, что и действия самого в книге нет, ничего на самом деле оригинального Мёрнайн читателю так и не предлагает. В итоге, все это оказывается похожим на растянутый до ста страниц черновик неудачной новеллы Борхеса. Можно, конечно, предположить, что книга выстроена вокруг концепции симулякра и в такой завуалированной форме предлагает анализ современной культуры. Можно даже написать статью о значении Бодрийара для этого романа Мёрнайна. Но если у тебя в договоре с университетом нет пункта, по которому ты такую статью написать обязываешься, то не остается и никаких причин, по которым «Равнины» следовало бы читать. Пустые знаки Мёрнайна не функционируют и поэтому скучны. Сьюзен Сонтаг, конечно, писала, что большое искусство может быть скучным, но, что-то мне подсказывает, «Равнины» не тот случай.
Tuesday, June 14th, 2016
12:19 pm
Sunday, February 21st, 2016
2:24 pm
брюзгой становлюсь. все не нравится. ни бесформенный Сон об осени фоссе в бутусовском изводе, ни гелертерский Дунай магриса в неудобной обложке. слабое утешение - Однажды ночью модиано, которое как всегда у него: на один вечер чтения и без последствий.
Monday, January 25th, 2016
1:46 pm
надо что-то написать о Меланхолии юна фоссе, но лень. что напишешь о романе суть которого в одном лишь приеме - напряжении, возникающем между разнонаправленными векторами движения сюжета и текста (постоянные повторения одних и тех же коротких предложений снова и снова и снова). такая типичная поэтическая речь (по якобсону), суть которой снесена с содержания на формальный прием. и даже последняя часть, в которой эксплицитно выражается мистический месседж всего этого словесного марева, дела не спасает. при определенном музыкальном ухе такую прозу можно писать километрами, что, кажется, фоссе и делает.
Thursday, October 8th, 2015
4:03 pm
ха, а у меня получается угадывать через раз. на каждый нечетный год: в 2011 - Транстремера, в 2013 - Манро, теперь вот Алексиевич.
Monday, October 5th, 2015
11:42 pm
нобель-2015
как всегда в начале этой недели лучшее развлечение - составление списка. в прошлом году я проигнорировал букмекеров и совсем не угадал со списком. поэтому в этом - проигнорирую их на половину.

я б так сказал: 1) Светлана Алексиевич, 2) Адам Загаевский, 3) Сейс Нотебоом, 4) Энн Карсон, 5) Нгуги Ва Тхионго.
Sunday, August 16th, 2015
12:45 am
я вернулся из Риги. прочитал книжку о формалистах, два первых тома Билле и решил опять уехать. на этот раз в Таллин.
Monday, June 22nd, 2015
10:05 pm
Энн Карсон, 59 параграфов об Альбертине
1.Альбертина, имя – не самое распространенное имя для девочки во Франции, а вот мальчиков Альбертами называют довольно часто.
2.Имя Альбертина встречается в романе Пруста 2 363 раза, чаще, чем имя любого другого персонажа.
3.Сама Альбертина действует или упоминается на 807 страницах романа Пруста.
4.На добрых 19 % из них она спит.
5.Альбертина, по мнению ряда критиков, в том числе Андре Жида, представляет собой завуалированный образ шофера Пруста, Альфреда Агостинелли. Это называется теорией переноса.
6.Альбертина являет собой романтическую, психосексуальную и моральную обсессию рассказчика преимущественно в пятом томе семитомного (по изданию в «Плеядах») труда Пруста.
7.Пятый том называется «La Prisonnière» по-французски и «Пленница» по-английски. Этот том, как утверждает Роджер Шэттак, признанный специалист по Прусту, в своем отмеченном премией исследовании 1974 г., единственный из всех, который читатель, ограниченный во времени, спокойно может полностью пропустить.
8.Проблемы Альбертины заключаются в том, что она
(с точки зрения рассказчика)
А) лгунья,
Б) лесбиянка
и (с точки зрения самой Альбертины)
А) пленница в доме рассказчика.
9. Тот факт, что у нее плохой вкус в музыке, хотя и упоминается несколько раз, но проблемой не является.
10. Альбертина ни разу на протяжении всего романа не называет рассказчика по имени. Не делает этого и никто другой. Рассказчик намекает, что его имя может быть тем же, что и у автора романа, т.е. Марсель. Пусть так.
11. Альбертина отрицает, что она лесбиянка, когда Марсель спрашивает у нее об этом.
12. Все ее подруги – лесбиянки.
13. Ее отрицание завораживает его.
14. Ее подруги тоже его завораживают, в отличие от его собственных друзей, которые хотя и геи, но скрывают это. Ее подруги «барражируют» по пляжу и целуются в ресторанах.
15. Несмотря на постоянные и тщательные расспросы, Марсель так и не может выяснить, что же именно делают женщины друг с другом («эта пульсирующая особость женского удовольствия»).
16. Альбертина говорит, что ничего такого она не знает.
17. Как только Альбертина оказывается пленницей в доме Марселя, его чувства к ней меняются. В первую очередь его привлекала в ней ее свобода, то, как ветер колыхал ее платье. Эту пленительность теперь заменяет чувство «ennui» (скуки). Она превращается, как сам он говорит, в «тягостного невольника».
18. Это вполне предсказуемо, учитывая ту теорию желания, которую развивает Марсель, считающий, что обладание другим равняется стиранию из его сознания всякой инаковости, при том, что именно инаковость и является тем, что делает другого желанным.
19. И на самом деле, как он может завладеть ее сознанием, если она лесбиянка?
20. Отрицание продолжается.
21. Альбертина – девушка в бейсболке, толкающая по пляжу свой велосипед, такой Марсель впервые ее видит. Он снова и снова возвращается к этому образу.
22. У Альбертины нет ни семьи, ни профессии, ни планов на будущее. Вскоре она обосновывается в доме Марселя. Там у нее есть отдельная спальня. Тем не менее, он подчеркивает, что она «послушный» человек (Ср. выше об Альбертине как «тягостном невольнике»).
23. Лицо Альбертины анфас – симпатичное и милое, но, если смотреть в профиль, у нее появляется крючковатый нос, и это вселяет в Марселя ужас. Он будет брать ее лицо в руки и пытаться выправить его.
24. Состояние Альбертины, которое для Марселя приятнее всего, – спящая Альбертина.
25. Погружаясь в сон, она становится растением, говорит он.
26. На самом деле растения не спят. Они не лгут и даже не пытаются тебя обмануть. Однако они выставляют напоказ свои половые органы.
27. А) Иногда во сне Альбертина сбрасывает кимоно и лежит обнаженной.
27. Б) Иногда в таких случаях Марсель берет ее.
27. В) Альбертина не подает виду, что просыпается.
28. Марсель, кажется, считает себя мастером таких моментов.
29. Возможно, так оно и есть. Здесь, пусть и бегло, если у нас есть некоторое время, а у нас его нет, можно сделать несколько замечаний относительно сходства между Альбертиной и Офелией – Офелией Гамлета – начиная с сексуальной жизни растений, к которой Шекспир и Пруст с одинаковой радостью обращаются, используя в качестве языка женской сексуальности. Альбертина, как и Офелия, воплощает для своего любовника цветущее девичье начало, кастрацию, утрату, угрозу и чистой воды помеху. Альбертина, как и Офелия, порицается за чрезмерный сексуальный аппетит, проявления которого их и губит. Офелия бросает свой сексуальный аппетит в реку и топит его среди водных растений. Альбертина свой впихивает в фальшивое сознание спящего растения. И в том и в другом случае мужчина кажется контролирующим сценарий происходящего, однако в итоге оказывается запутавшимся в женской лжи. С другой стороны, кто тут кого обманывает, сказать трудно.
30. У смеха Альбертины цвет и запах герани.
31. Марсель внушает Альбертине мысль о том, что собирается жениться на ней, но это не правда. Она наводит на него скуку.
32. У Альбертины голубые глаза и дерзкий взгляд. Ее волосы как вьющиеся черные фиалки.
33. Альбертина ведет себя в доме Марселя как домашнее животное – входит в любую дверь, которую видит открытой, или приходит лечь на кровать рядом с хозяином, устраивая себе там местечко. Марселю приходится обучать Альбертину не приходить к нему в комнату, пока он ее не вызовет.
34. Постепенно Марселю удается отдалить Альбертину от всех ее друзей, которые, по его мнению, оказывают на нее дурное влияние.
35. Марсель никогда не говорит Альбертине слово «лесбиянка». Он говорит «тип женщин, которых я не терплю».
36. Альбертина отрицает, что знает хотя бы одну такую женщину. Марселю кажется, что она лжет.
37. Сперва никакой индивидуальности у Альбертины нет, на самом деле, Марсель не может отличить ее от подруг, припомнить их имена или выбрать, за какой именно приударить. В его сознании они формируют род фриза, толкая свои велосипеды по пляжу, с голубыми волнами, разбивающимися у них за спиной.
38. Эта живописная множественность Альбертины постепенно становится пластической и моральной множественностью. Альбертина – изменчивый объект. Она непознаваема. Когда он приближает к себе ее лицо, готовясь к поцелую, она – последовательно десять разных Альбертин.
39. Однажды ночью в казино Альбертина танцует с подругой.
40. Когда ее об этом расспрашивают, она лжет.
41. Альбертина – сметливая и одаренная лгунья; она могла бы даже стать естественной лгуньей. Но она плохая лгунья.
42. Альбертина лжет так часто и так плохо, что Марсель и сам вступает в игру. Он тоже лжет.
43. Этой игрой до предела обостряются ревность Марселя, его ярость, зависть, бессилие, любопытство, гордость, скука, страдания и желание.
44. Сложно сказать, кто здесь кого обманывает (См. выше о Гамлете).
45. Ближе к концу пятого тома Альбертина все-таки сбегает, исчезая в ночи и оставляя открытым окно. Марсель волнуется, злится и пишет ей письмо, в котором утверждает, что в тот самый момент, когда она исчезла, он как раз решил купить ей яхту и роллс-ройс, но теперь отменит эти заказы. На яхте был ценник, сообщавший о том, что она стоит 27 000 франков, примерно 75 000 долларов, а на носу у нее должны были выгравировать любимые строки Альбертины из стихотворения Малларме.
46. Смерть Альбертины из-за несчастного случая во время конной прогулки на с. 642 пятого тома не освобождает Марселя от ревности, она удаляет лишь одну из бесконечного числа Альбертин, которых ему предстоит забыть. Ревнивый любовник не успокоится до тех пор, пока не сможет прикоснуться ко всем точкам в пространстве и времени, которые некогда занимал объект его любви.
47. У Пруста нет правых и виноватых, говорит Сэмуэль Беккет, и я в это верю. Обман, однако, остается серой зоной.
48. Вернемся к теории переноса.
49. 30 мая 1914 г. французские газеты сообщили, что близ Антиба начинающий пилот Альфред Агостинелли выпал из своей машины в Средиземное море и утонул. Агостинелли, как вы помните, был шофером, про которого Пруст в письмах к друзьям говорил, что не просто любит, но обожает его. Пруст купил ему аэроплан, стоивший 27 000 франков, примерно 75 000 долларов, на фюзеляже которого выгравированы были строки из стихотворения Малларме. Кроме того, Пруст оплачивал летные уроки Агостинелли и записал его в авиационную школу под именем Марселя Свана. Школа располагалась в Монако. Для того чтобы шпионить за Альфредом, пока он будет в Монако, Пруст отправил туда другого доверенного слугу, которого звали Альберт.
50. Сравним и сопоставим внезапную вымышленную смерть Альбертины, приключившуюся из-за того, что она потеряла контроль над лошадью, и внезапную реальную смерть Альфреда Агостинелли, случившуюся из-за того, что он потерял контроль над аэропланом. Мучительно, но оба несчастных возлюбленных смогли заговорить с теми, кто их любил, из далекой, синей выси. Агостинелли, прежде чем отправиться в свой последний полет, написал длинное письмо, которое убитый горем Пруст получил на следующий день после авиакатастрофы. Перенесенная в роман, эта прощальная сцена стала одной из самых таинственных в литературе.
51. Через несколько недель после получения известия о том, что Альбертина погибла, упав с лошади, Марсель получает телеграмму:
Ты думаешь, что я умерла, но я жива и горю желанием увидеть тебя! с любовью, Альбертина.
Несколько дней из-за этого известия Марсель проводит в муках, спорит сам с собой о том, стоит ли возобновлять их отношения, и все это лишь для того, чтобы понять, в конце концов: телеграфист неверно прочитал подпись отправителя. Телеграмма вовсе не от Альбертины, а от другой давно забытой подруги (Жильберты), центральные буквы имени которой совпадают с центральными буквами имени Альбертины.
52. «Любишь только то, чем не можешь обладать полностью», говорит Марсель.
53. В пятом томе у Альбертины есть четыре способа для того, чтобы избежать этого обладания: спать, лгать, быть лесбиянкой или быть мертвой.
54. Обманом могут быть только три первых.
55. В ноябре 1922 г., уже умирая, Пруст все еще вносил правку в машинопись «La Prisonnière». Он подправлял характер Альбертины и включил в ее слова несколько фраз из последнего письма Альфреда Агостинелли.
56. Вопрос о том, читать ли работы данного автора в свете событий его жизни или же нет, всегда сложен.
57. Опираться на теорию переноса – непристойный, навязчивый и уплощающий герменевтический механизм; в случае с Прустом он еще и чрезвычайно притягателен. Вот еще одна, последняя искра, которую можно добыть, так сказать, путем трения Альфреда об Альбертину. Посмотрим на те стихи, которые Пруст написал на фюзеляже аэроплана Альфреда – те же самые, которые Марсель обещал выгравировать на носу яхты Альбертины, строки, как он говорит, из ее любимого стихотворения. Это четыре строки из стихотворения Малларме о лебеде, который оказался закованным в лед зимнего озера. Лебеди, конечно, птицы перелетные. Этот же, по каким-то причинам, не улетел, когда пришло время, вместе со своими товарищами. Какая таинственная и одинокая тень падает на две этих любовных истории, вымышленную и настоящую; какая исполненная отчаяния аналогия для последней, холодной паранойи обладания, испытываемой любящим. Как точно, но безжалостно говорит Офелии Гамлет: «ты не должна была мне верить».
58. Un cygne d’autrefois se souvient que c’est lui
Magnifique mais qui sans espoir se délivre
Pour n’avoir pas chanté la région où vivre
Quand du stérile hiver a resplendi l’ennui
(Mallarmé, ‘Le vierge, le vivace et le bel aujourd’hui’)
И Лебедь прежних дней, в порыве гордой муки
Он знает, что ему не взвиться, не запеть:
Не создал в песне он страны, чтоб улететь,
Когда придёт зима в сиянье белой скуки.
59. «Все, на самом деле, как минимум двойственно»
«La Prisonnière» с.362.




текст:http://www.lrb.co.uk/v36/n11/anne-carson/the-albertine-workout
фото:http://www.nytimes.com/2013/03/17/magazine/the-inscrutable-brilliance-of-anne-carson.html
русский перевод стихотворения С. Малларме: https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%9B%D0%B5%D0%B1%D0%B5%D0%B4%D1%8C_%28%D0%9C%D0%B0%D0%BB%D0%BB%D0%B0%D1%80%D0%BC%D0%B5/%D0%92%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D1%88%D0%B8%D0%BD%29
Wednesday, April 8th, 2015
7:16 pm
в это сложно поверить, но я все-таки дочитал "Книгу воспоминаний".
Monday, December 22nd, 2014
10:24 pm
финал года в литературном отношении получается женским: появление Гуниллы Валквист на ежегодном собрании Шведской Академии в первый раз за последние годы, первая женщина постоянный секретарь Академии, Донна и Тарт и Мэрилин Робинсон как самые большие разочарования года и Клариссе Лиспектор как самое близкое к первому прочтению перечитывание. частично ситуацию спасает Пенелопа Фицджеральд. но только частично.
Thursday, November 13th, 2014
7:42 pm
20141113_193736
Wednesday, November 12th, 2014
10:06 pm
Случай энн карсон как идеальный пример кэмпа.
Thursday, October 9th, 2014
11:07 am
выбор попугаев
лауреатом Нобелевской премии по литературе за 2014 г. стал сирийский поэт Адонис
http://www.dn.se/kultur-noje/faglarna-tror-pa-flax-for-adonis/
Monday, October 6th, 2014
11:42 am
неделя начинается
надо составить список, ага. я бы так сказал: 1) Милан Кундера, 2) Исмаиль Кадаре, 3) Клаудио Магрис, 4) Адам Загаевский, 5) Адонис.
Wednesday, October 1st, 2014
3:50 pm
Иностранка жжот
Анонсируя сентябрьский номер, на сайте ИЛ разместили короткие аннотации к каждой публикации. Начинается номер с рассказа Элис Манро. В аннотации так:

Профессор, постоянный секретарь Шведской академии Петер Энглунд после объявления имени лауреата отметил: «Она работает в традициях, восходящих к Чехову, но довела этот жанр новеллистики до совершенства». Литературовед и переводчик Александр Ливергант, главный редактор журнала «Иностранная литература», в котором публиковались переводы рассказов Манро, назвал сравнение с Чеховым «смешным», поскольку, по его мнению, «у Манро совсем другой, несравненно более низкий уровень. Но она крепкая писательница, хороший психолог, отличный стилист».

Здесь прекрасно и соположение "профессора, постоянного секретаря Шведской академии" с "литературоведом и переводчиком" и желание последнего все-таки сказать свое мощное последнее слово после той лабуды, которую он выдал год назад, комментируя решение академии. И ведь даже как-то не то чтобы стыдно говорить - "крепкая писательница, хороший психолог, отличный стилист". Тоже, наверное, профессор, тоже, вероятно, учит кого-то.
Monday, September 29th, 2014
8:40 pm
перечитывал Милана Кундеру и всё удивлялся-удивлялся-удивлялся, чего ж так долго Нобелевскую премию не давали.
Friday, September 12th, 2014
10:41 pm
Лидия Дэвис, Из наблюдений по дому
Под всей этой грязью
пол на самом деле очень даже чистый.
[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com