alik_vit (alik_vit) wrote,
alik_vit
alik_vit

Gerald Murnane, The Plains

О прошлом моем тексте про книжку Джеральда Мёрнайна Алмат высказался в том духе, что, мол, глупость это, а не текст – непонятно из него читателю, почему книжку вообще читать стоит и что в ней хорошего. Об этом и того, подозреваю, не скажет, потому что, если в случае с «Внутренней территорией» я сам хотя бы знал, почему это стоит читать, то в случае с «Равнинами» знания такового у меня нет. Этот коротенький роман 1982 г. проигрывает примерно те же самые темы, что и опубликованная через шесть лет «Внутренняя территория», но в гораздо более скромном ключе, упрощеннее (не проще, а именно упрощеннее) и, я бы даже сказал, схематичнее. Имитируя форму романа-путешествия, Мёрнайн предлагает отчет первооткрывателя, отправляющегося не столько в новую землю, сколько в новую семиосферу, пространство иных знаков. Вообще, кажется, что именно идея знака и процесс семиозиса оказываются в центре внимания автора, но при этом разрабатываются эти темы им не посредством инструментария художественной литературы (через образы, сюжет или словесную игру), а при помощи спекулятивных рассуждений, не слишком оригинальных или новаторских для того, чтобы считаться хорошей философией, но одновременно и слишком затянутых для того, чтобы быть качественной литературой. Рассказчик – потенциальный режиссер фильма о равнинах, прибывает в это загадочное место, географически почти не отделенное от Внешней Австралии, но семантически резко от нее отличающееся, готовится к съемкам, делает заметки, сидит в гостиничном баре и изучает тамошнюю публику. В итоге, ему удается попасть на службу к одному из местных землевладельцев и уехать в его имение. Так проходит примерно двадцать лет. Ничего не меняется. Персонажи не приобретают никаких черт, позволяющих считать их характерами, и не имеют даже имен. Есть хозяин, есть его жена и дочь, но их вполне могло бы и не быть. Все они означающие не только без означаемого, это было б еще полбеды, но и без функции в тексте, что и не позволяет машинерии романа начать работать. Рассказчик пересказывает равнинную философию, близкую литературе, и литературу, основанную на постулатах философии. Философия эта, естественно, спекулятивная и идеалистическая. Главной наукой равнин считается геральдика – т.е. знание, построенное вокруг знака. Идея знака снова и снова проговаривается, но т.к. никакой связи с действием она не имеет, хотя бы по тому, что и действия самого в книге нет, ничего на самом деле оригинального Мёрнайн читателю так и не предлагает. В итоге, все это оказывается похожим на растянутый до ста страниц черновик неудачной новеллы Борхеса. Можно, конечно, предположить, что книга выстроена вокруг концепции симулякра и в такой завуалированной форме предлагает анализ современной культуры. Можно даже написать статью о значении Бодрийара для этого романа Мёрнайна. Но если у тебя в договоре с университетом нет пункта, по которому ты такую статью написать обязываешься, то не остается и никаких причин, по которым «Равнины» следовало бы читать. Пустые знаки Мёрнайна не функционируют и поэтому скучны. Сьюзен Сонтаг, конечно, писала, что большое искусство может быть скучным, но, что-то мне подсказывает, «Равнины» не тот случай.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 2 comments